Сказка о двух белочках

В одном густом, красивом и очень большом лесу жили себе две белочки: Лиа и Миа. Лиа была хорошей и скромной белкой, а Миа была рыжей стервой и спала со всеми енотами в лесу. С самого детства белочки дружили друг с дружкой, хотя и жили на разных концах своего леса, а виделись только один раз в неделю в церкви, на воскресной проповеди, да ещё изредка осенью на базаре, когда их родители закупали на зиму картошку и грибные бульонные кубики. Повзрослев и погрузившись в житейские заботы, на которые всегда так щедра самостоятельная жизнь, они стали видеться значительно реже – всего лишь два раза в год, на исповеди у местного священника, Медведя – но от этого их дружба вовсе не распалась, а осталась такой же тёплой и крепкой, как прежде.

Как и все молодые девушки, белочки очень хотели выйти замуж, но с женихами в лесу было туго. В основном попадались престарелые вдовцы, импотенты, прошедшие безуспешный курс лечения, и убеждённые холостяки, которым надоело питаться в сухомятку. Несколько молодых енотов, с которыми время от времени водилась Миа, и которые были вполне пригодны для создания нормальной семьи, принадлежали к закрытой религиозной общине и могли жениться только на своих девушках. Вся прочая немногочисленная лесная молодёжь или страдала от чрезмерного пристрастия к спиртному и наркотикам, или же исповедовала непонятные взгляды о свободных отношениях и гражданском браке, что совершенно не устраивало ни старомодно воспитанную Лиа, ни пожелавшую, наконец, остепениться Миа. Именно поэтому белочки не стали особо привередничать, когда за ними начал ухаживать молодой охранник из овощебазы – косоглазый и хромой Заяц.

Заяц долго и обстоятельно размышлял над тем с кем из них связать свою жизнь и, в конце концов, обвенчался с Лиа. Но ночевать почти каждую ночь он ходил к Миа. Всё это до крайности усложнило и без того нелёгкую жизнь Зайца. Теперь каждый вечер ему приходилось совершать невероятный для рядового зайца поступок, залезая на высокую сосну к дуплу, в котором жила Миа, а утром он был вынужден повторить этот подвиг снова, чтобы попасть домой, к законной супруге (Заяц не имел своего жилья и поэтому, после свадьбы, он переехал жить к Лиа).

И подъём, и спуск довольно часто, особенно в первое время, сменялись падением, и иной раз Заяц, шлёпнувшись на землю седьмой или восьмой раз, задавался вопросом: зачем он всё таки связался с белками и терпит такие мучения, а не женился на Щуке, которая овдовела полгода назад, после того как её муж попытался провести в их дом электричество? Но каждый раз, вспомнив соблазнительные бёдра Миа или восхитительную фигуру своей жены, Заяц отметал все сомнения и с удвоенной энергией начинал снова карабкаться на дерево. Здесь, правда, следует отметить, что падение дома, с дерева Лиа, было куда менее болезненным, чем падение с дерева Миа, так как под деревом Миа жил глухонемой Ёж, имевший пренеприятнейшую привычку курить трубку, сидя у входа в свою нору. Злые языки поговаривали, что Ёж делает это нарочно потому, что он сам давно и безнадёжно влюблён в Миа. Впрочем, во всей этой ситуации был и один положительный момент – от каждодневного иглоукалывания у Зайца прошёл застарелый геморрой.

Долгое время Лиа терпела бесстыдное поведение мужа, уговаривала его не разрушать каждодневными изменами её нежные чувства, но, в конце концов, терпение её лопнуло и она выгнала Зайца из дома, вышвырнув его из дупла прямо на старый пенёк, росший неподалёку. Миа решила быть солидарной с давней подругой и тоже разорвала с Зайцем всяческие отношения, запустив в него утюгом, как только увидела его длинные уши под своим деревом.

Общественность – а её в лесу представляли одноглазая лисица, барсук-диабетик и белая мышь, давшая обет безбрачия после того, как её семнадцатый брак в очередной раз завершился разводом – сурово осудила Лиа за то, что она разрушила молодую семью. Из уст в уста по лесу передавался рассказ о несчастном зайце, который вынужден жить на овощной базе и спать на холодных ящиках с чесноком только потому, что ему досталась эгоистичная и невообразимо самовлюблённая жена. Где бы не появлялась Лиа, повсюду она встречала лишь холодную отчуждённость и наполненные невысказанным укором взгляды. Многие даже перестали с ней здороваться.

Продержавшись чуть более месяца, Лиа не выдержала такого давления и приняла Зайца обратно, предоставив ему ещё один шанс исправится.

По странному стечению обстоятельств на следующий же день после того, как Заяц вернулся к супруге, на овощебазе повесился кладовщик – Кабан. По лесу тут же поползли слухи о том, что Заяц, в период своего изгнания, спал на ящиках вовсе не один, а находил утешение в крепких объятиях упокоившегося ныне кладовщика, и что именно возвращение Зайца к Лиа толкнуло Кабана на такой отчаянный поступок. Лиа тут же воспользовалась ситуацией и, заклеймив Зайца позором, снова указала ему на дверь. Лесная общественность так увлеклась обсуждением сексуальной ориентации Зайца, что совершенно не обратила на это внимания и Лиа, наконец, смогла избавиться от опостылевшего супруга.

А через пару недель обнаружилось, что Миа беременна и Заяц, будучи зайцем порядочным, без тени сомнений официально развёлся с Лиа, после чего, в тот же самый день, обвенчался с Миа.

После этого по лесу пошла молва о том, что Лиа бесплодна. Прослышав об этом, к Лиа незамедлительно посватался Бобёр, прославившийся в лесу тем, что три года назад хотел продать свою левую почку, но неправильно заполнил бланк заявки для продажи органов, в результате чего лишился того, что делает мужчину мужчиной. От отчаяния Лиа согласилась, но Медведь не обвенчал их потому, что сам уже давно любил Бобра, и только сан священнослужителя не позволял ему предаться греховной страсти.

Трудно сказать, как после всех этих событий могла бы сложится жизнь маленькой белочки – переехала бы она в другой лес, или покончила с собой, а может быть просто спилась и умерла от белой горячки где-нибудь на помойке – но случилось так, что как раз в эту пору из тюрьмы на свободу вернулся Волк. Именно он сыграл решающую роль в судьбе обеих белок.

Не смотря на свой относительно молодой возраст, Волк уже успел несколько раз побывать в тюрьме (в основном за грабежи и пьяные драки), но в этот последний раз он отсидел целых три года по чистому недоразумению.

В тот злополучный день, когда его арестовали, Волк хорошенечко выпил (без всякого повода, просто чтобы поддержать то хорошее настроение, в котором он пребывал после вчерашней попойки) и, загадочно улыбаясь, слонялся по лесу, примеряясь кому бы сегодня подбить глаз. Лесные жители, наученные горьким опытом, издали завидев пошатывающуюся фигуру Волка, сразу сворачивали в сторону, делая вид будто только что вспомнили о каких-то важных делах – и от этого радужное настроение Волка очень быстро испортилось. Неожиданно, посреди Большой Лесной Поляны, он увидел какую-то драку, и ноги сами понесли его в самую гущу потасовки. Волк не помнил когда и кто дал ему по голове, но в сознание он пришёл только поздно вечером, обнаружив себя лежащим на нарах переполненной и совершенно ему незнакомой тюремной камеры. Здесь-то Волк и узнал, что драка, в которую он так самозабвенно ринулся, была на самом деле не дракой, а политической демонстрацией, которую как раз начали разгонять органы правопорядка. Конечно же, Волк пытался потом оправдаться и убедить следствие, что он просто пьяный хулиган, но ни следователь, ни судья не стали его даже слушать, и в итоге Волк отправился на зону, утешая себя тем, что родился на свет с достаточно глупой физиономией и поэтому не попал в число подозреваемых организаторов данной акции протеста.

Оказавшись на свободе, Волк решил первым делом навестить свою бывшую жену, Цаплю, с которой он обвенчался буквально за несколько дней до своего ареста, и которая развелась с ним сразу же после оглашения приговора. Но встрече этой не было суждено состояться. Гнездо, в котором раньше жила Цапля, теперь было переоборудовано под нелегальный, низкосортный бордель. Волк, придя туда и пребывая в неведении относительно произошедших здесь перемен, первым делом спустил с лестницы тамошнего охранника, Дикого Кота, приняв его за нового ухажёра своей бывшей жены, а затем прошёлся по дому, громко и матерно негодуя при виде того, что открывалось его взору в каждой комнате. На шум прибежала хозяйка борделя, Сова, которую, из-за обилия косметики, Волк сначала принял за носорога. Сова рассказала Волку, что Цапля, вскоре после развода, вышла замуж за Орангутанга и, распродав всё своё имущество, уехала с новым мужем в Африку, где и нашла своё семейное счастье.

Это известие слегка озадачило Волка. Он, конечно, не рассчитывал, что после трёх лет разлуки ему будет легко снова добиться расположения такой шикарной женщины, как Цапля, но ехать за ней в Африку Волк однозначно не собирался.

Слегка поразмыслив, он решил попытать счастья и наладить отношения со своей бывшей подругой, Выдрой, с которой Волк встречался до того, как женился на Цапле и с которой не виделся с того самого дня, когда он честно, по-мужски, объявил Выдре, что полюбил другую, но всегда готов найти пару часов для старой подруги…

Вообще, говоря о Выдре, нужно сказать, что Выдра не всегда была выдрой. Первоначально, от рождения, она была лягушкой, но затем сделала себе операцию и стала лошадью. В этом новом обличье она как-то не очень прижилась в болоте, в котором выросла и которое очень любила, а поэтому, не долго думая, она сделала себе ещё одну операцию, в результате которой стала Гадюкой. Жизнь в облике гадюки Лягушке (а ныне Выдре) очень понравилась. Она даже пару раз выходила замуж за местных ужей, но оба раза подавала на развод после первой же брачной ночи. В конце концов, она сделала очередную, третью операцию, и явилась миру в образе Выдры, после чего повстречала Волка, в котором и нашла свой идеал мужчины.

Однако ни помирится, ни даже увидеться с лягушкой-выдрой Волку не удалось. Оказалось, что за время их разлуки она сделала себе ещё несколько операций, и сейчас никто уже не мог вспомнить – кем же она стала в итоге. Старый Муравей, к которому Волк зашёл покурить косяка, вспомнил, что полгода назад видел её среди гостей на свадьбе Лося и Вороны, где он сам присутствовал в качестве вышибалы. Тогда она была овцой, но собиралась снова ложится на операцию. Муравей только не расслышал, кем она хотела стать – толи курицей, толи камбалой.

Такого поворота событий Волк совершенно не ожидал. Пребывая в полной растерянности от услышанного, он решил некоторое время, пока не найдёт себе новую подружку, пожить у своей мамы. Она то и поведала ему грустную историю жизни Лиа.

Волк не был знаком с Лиа, хотя и видел её несколько раз в церкви, когда заявлялся туда причастится бесплатным вином, но сердце у Волка было большое, и он не мог оставаться безучастным, когда красивая женщина нуждалась в утешении и поддержке. Искренне решив помочь несчастной белке, Волк расчесал загривок, вымыл лапы (чего не делал со времён своей свадьбы), вытер с морды остатки вчерашнего завтрака и отправился к Лиа домой, чтобы признаться ей в любви и предложить выйти за него замуж. Пройдя приблизительно полпути, он вдруг вспомнил, что совершенно не умеет лазить по деревьям, а Лиа, будучи белкой порядочной, не спустится вниз из своего дупла к совершенно незнакомому волку. Немного поразмыслив над этой проблемой, Волк позвонил своему приятелю, Лосю, и попросил того постоять под деревом Лиа, чтобы Волк по его рогам смог вскарабкаться к дуплу.

Но Лось вынужден был отказать Волку. Несколько дней назад, вернувшись с работы домой, Лось застал свою жену, Ворону, в объятиях любовника – Слона, который приехал в лес из Индии на две недели по культурному обмену. Будучи по натуре мужчиной категоричным, Лось не стал слушать сбивчивые объяснения Вороны, а сразу же подал на развод. В суде их развели быстро, без всякой волокиты, но при разделе имущества судья, учитывая обстоятельства, ставшие причиной развода, присудил шикарные рога Лося Вороне. Лось попытался было указать судье на его явную ошибку – и получил пять суток ареста за неуважение к суду. Разумеется, Лось не собирался сдаваться и намеревался оспаривать такое несправедливое решение, но пока что, следуя совету адвоката, Лось не пользовался рогами, чтобы потом не пришлось платить за это в случае проигрыша дела.

Всю эту историю Лось рассказал Волку, после чего посоветовал тому не пугать Лиа своим внезапным появлением в дупле, а прежде, для начала знакомства, написать ей письмо. Волк подумал над словами Лося и пришёл к выводу, что тот абсолютно прав. В тот же вечер Волк отослал Лиа письмо, в котором изложил всё то, что хотел ей сказать утром лично. Он возлагал большие надежды на своё письмо, но на почте не смогли как следует разобрать корявый почерк Волка (во многом из-за того, что правописанию и каллиграфии, в своё время, Волка учила лошадь) и переслали это пламенное и преисполненное страстью послание Миа.

Миа долго и очень усердно, сгорая от любопытства и досады, пыталась прочесть загадочное письмо, но, в конечном итоге, после многочасовых безуспешных усилий, не разобрав даже знаков препинания, потеряла всяческое терпение и выбросила письмо в мусорное ведро, откуда его и извлёк её муж, Заяц. Заяц, как это не удивительно, сумел прочесть в этом странном послании несколько слов и пришёл к выводу, что у его жены роман с Бурундуком. В тот же вечер Заяц устроил Миа грандиозный скандал, но после того, как Миа пару раз съездила ему сковородкой по физиономии, он быстро успокоился и в полном отчаянии обратился к местной гадалке, Улитке, с просьбой навести на Бурундука порчу. Улитка потребовала оплату вперёд и пообещала всё сделать нынче же до полуночи.

А утром по лесу прокатилась новость о том, что Бурундук выиграл в лотерею джекпот и теперь покупает десятикомнатную нору в самом престижном районе леса. Узнав об этом, Заяц совершенно утратил веру в высшую справедливость и, бросив Миа в её интересном положении, навсегда выехал из леса, завербовавшись во французский легион.

Волк же, отправив своё письмо, в течение двух недель терпеливо ждал ответа. В начале третьей недели, когда запас его терпения был уже на исходе, он узнал от своей мамы последнюю лесную новость о странном скандале между Зайцем и Миа. Будучи волком не глупым (и к тому же хорошо зная особенности своего почерка), он тут же догадался о том, что произошло и, грязно выругавшись в адрес лесной почты, решил вернуться к изначальному варианту знакомства с Лиа.

Судьба благоволила Волку. В тот самый день, когда Волк принял это решение, он встретил Лиа в гастрономе, куда сам забежал, чтобы прикупить пару бутылок водки к ужину. Прямо там же, в гастрономе, в присутствии до безобразия располневших домохозяек, давным-давно позабывших, что такое мужская любовь, на глазах у продавщицы – убеждённой старой девы – и Бобра, работающего там грузчиком, Волк встал перед Лиа на одно колено и сделал ей предложение руки и сердца (не употребив при этом, кстати, ни одного матерного слова). В магазине тут же наступила тишина. Торжественность момента нарушали только звуки разбивающихся бутылок с молоком, непроизвольно выпадающих из рук оторопевших домохозяек, да ещё икота Бобра, напавшая на него от огорчения.

Лиа была всем этим настолько смущена, что забыла в магазине все свои покупки, но всё же пообещала Волку обдумать его предложение. А Волк, с присущей ему напористостью, не давал Лиа опомниться. На следующий день после их встречи в гастрономе он прислал ей огромный букет цветов, а вечером явился к Лиа лично и предложил немного прогуляться по лесу, чтобы поговорить и получше узнать друг друга.

Во время прогулки Волк рассказал Лиа о своём добром сердце и о своей несчастной судьбе; рассказал, что любит Лиа уже давно, с тех самых пор, когда впервые увидел её в церкви во время причастия, но до сих пор судьба бросала его по тюрьмам и он просто не имел возможности рассказать ей о своих чувствах, но зато теперь, когда он это сделал, в его жизни появилась надежда, и если только Лиа ответит ему взаимностью, то он, Волк, станет самым счастливым мужчиной на земле, а Лиа, свою королеву, пронесёт на вытянутых руках через все тяготы жизни, и позаботиться о том, чтобы её ясные глаза никогда больше не затуманились слезами – разве что это будут слёзы счастья.

И Лиа сдалась…

Свадьбу Волк закатил с небывалым размахом (в первую очередь по той причине, что накануне он отыскал мамину заначку, которую та отложила себе на похороны). Все, без исключения, жители леса пришли на праздник порадоваться слиянию двух сердец и хорошенечко поесть на дармовщину. Один только Бобёр не смог повеселиться.

Насмотревшись на то, как Лиа и Волк сладко целуются под всеобщий крик «ГОРЬКО!», Бобёр преисполнился чёрной завистью к молодожёнам и, улучив момент, попытался рассказать Волку кое-какие гадости, представляющие собой химерную смесь вымысла, лжи и низменной клеветы о прошлом Лиа. Первые двадцать секунд Волк внимательно слушал Бобра, а после того, как он понял, что тот пытается ему рассказать, Бобёр ушёл со свадьбы с разбитым носом и двумя выбитыми зубами.

На третий день свадьбы, когда торжество уже уступило место обыкновенной пьянке, Волк затеял драку с Бегемотом. Что именно они между собой не поделили ни тот, ни другой потом вспомнить так и не смогли, хотя одна незамужняя пчела, сидевшая за столом рядом с Бегемотом, уверяла, что драка произошла из-за неё. Этот непонятный конфликт, столь типичный для многодневных свадеб и разных гуляний вообще, скорее всего завершился бы так, как обыкновенно заканчиваются такие инциденты – их бы разняли, Волка усадили бы возле невесты, а Бегемота закрыли в сарае, чтобы он не портил праздник – и данное происшествие не оставило бы ни малейшего воспоминания в их пьяных головах… Но произошло непредвиденное.

В самый разгар потасовки, когда дерущиеся ещё дрались, а разнимающие только-только начали их разнимать, в драку вмешалась старая Черепаха (тоже, кстати, изрядно подвыпившая). Она кому-то дала по носу, кому-то двинула коленом в пах – а потом вдруг опомнилась под столом и без панциря. Оскорбившись на подобное с собой обращение, Черепаха, не долго думая, отправилась в ближайшее отделение милиции и написала на Волка с Бегемотом заявление о групповом изнасиловании, в результате чего оба оказались за решёткой.

Обиднее всего было то, что ни Волк, ни Бегемот, немного протрезвев, не могли припомнить ни одной детали, которая бы помогла им оправдаться. Воспоминания Волка обрывались на середине второго дня свадьбы, а Бегемот вообще не помнил, как он там оказался. Последнее ясное воспоминание Бегемота относилось к концу прошлой недели, когда на консервном заводе, где Бегемот работал главным дегустатором, выплатили заработную плату и он, вместе с напарником, отправился в ближайший кустарник, чтобы как следует отметить это событие – а потом вдруг обнаружил себя сидящем в камере, вместе с Волком, со страшной головной болью и женским нижним бельём в карманах.

Положение было безрадостным. Волк уже начал прикидывать какой срок на этот раз отмерит ему суд, учитывая его последнюю, «политическую» судимость, но тут, неожиданно для всех, Лиа отыскала несколько относительно трезвых свидетелей, которые опровергли заявление Черепахи, после чего Бегемота сразу выпустили на свободу. Волку же дали пятнадцать суток за то, что он оказал сопротивление при аресте.

На протяжении этих долгих пятнадцати дней Лиа каждый день навещала своего супруга. Она приносила ему вкусные домашние обеды и горячие пирожки, передала Волку блок дорогих сигарет и мягкое махровое полотенце, а ещё – пару тёплых носков, чтобы её дорогой и горячо любимый муж не простудился в сырой камере. Из всего этого многообразия передач Волк получил только носки, но один из охранников, добрая душа, любезно проинформировал Волка о том, что у того очень заботливая жена, а готовит она так, что он, надзиратель, даже поправился на семь килограммов. Затем, смачно рыгнув и поковырявшись ключами в зубах, охранник попросил Волка сообщить ему, если тот надумает бросить Лиа, на что Волк разразился потоком грязной брани.

По истечении пятнадцати суток Волк, слегка прихрамывая и держась за побаливающие после последней беседы с охраной бока, вернулся домой. Тёплая забота Лиа глубоко тронула сердце Волка, и он поклялся своей молодой жене, что отныне начнёт новую жизнь, и что никакая сила на свете больше не заставит их расстаться. Мама Волка, сидевшая в соседней комнате и слышавшая каждое слово клятвы, от умиления прослезилась.

Волк бросил пить и стал подумывать о нормальной работе. Старый Муравей, с которым Волк был знаком ещё с малых лет, и про которого лесные сплетницы болтали будто бы это он настоящий отец Волка, предложил ему открыть казино и даже одолжил для этого денег. Вначале Волк засомневался, опасаясь, что не справиться с таким делом, но Лиа ободрила его, и уже через два месяца в лесу состоялось открытие первого игорного заведения. Лесные жители, обуреваемые жаждой к новым впечатлениям и лёгкой наживе, выстраивались в очередь, чтобы поиграть в рулетку или попытать счастья в покер.

Благосостояние Волка и Лиа стало стремительно улучшаться. Особенно молодым супругам запомнился день, когда в казино заглянул Бурундук (тот самый, которому недавно улыбнулась удача при игре в лотерею) и проиграл там всё, что только у него было – в том числе и своё новое жильё, в которое они, без долгих раздумий, сразу же переехали. Так разрешилась последняя проблема этой замечательной пары – ведь до сих пор они жили в логове матери Волка, в проходной комнате, и не могли в полной мере насладится тем, что дарует влюблённым молодость.

Казалось бы, всё сложилось просто превосходно, лучше, чем вообще можно себе вообразить, но всё же что-то не давало Лиа покоя. И она знала что – Миа. Миа не так давно родила и теперь, в полном одиночестве, растила двух маленьких крошек – мальчика и девочку. Ей было тяжело, и она с трудом сводила концы с концами. Лиа не могла оставаться равнодушной и безмятежно наслаждаться всеми прелестями обеспеченной жизни в то время, как её подруга, её близкая, верная и бесконечно дорогая сердцу подруга, была вынуждена каждую ночь насиловать своё молодое и полное жизни тело, выделывая головокружительные па на деревянной сцене местного стриптиз-бара.

Лиа отправилась к Миа домой и прямо с порога предложила ей жить вместе с ними, Лиа и Волком, на правах второй, гражданской жены Волка. Миа была воспитанной белкой и поэтому согласилась сразу, не вынуждая себя уговаривать и не пытаясь набить себе цену.
Волк радостно принял Миа в свою семью и даже нанял её детям няню, чтобы Миа могла вести светскую жизнь и не чувствовать себя обременённой материнскими заботами. А через год Волку пришлось нанять ещё одну няню и пару служанок потому, что белочки подарили ему радость стать отцом сразу десяти замечательных малышей.

Так они и жили втроём, на зависть всему лесу – безгранично счастливые и безумно влюблённые друг в друга, наслаждаясь каждым мгновением своей жизни, до того самого дня, когда с неба упал огромный метеорит и похоронил под собой всех жителей этого некогда замечательного леса.

 

Автор: Alekser